«Мечтал быть именно капитаном!»

В.Г. Лаврешин

Лаврешин Владимир Геннадьевич

Серьезной проверкой профессионализма для капитана Владимира Геннадьевича Лаврешина и всего экипажа ледокола «Капитан Демидов» стала работа в зимнюю навигацию 2012, отличавшуюся экстремально сложной гидро- и метеорологической обстановкой.

Резкое похолодание, наступившее 24 января, вызвало интенсивное льдообразование – с 29 января по 2 февраля все Азовское море оказалось покрыто сплошным ледовым покровом толщиной 30-40 см. Максимальная толщина льда была отмечена с февраля по март и достигала 50-60 см. В результате резкого понижения температуры воздуха и постоянного ветра силой 15-25 м/с восточного и северо-восточного направления, кромка льда переместилась в Керченский пролив. Одновременно фиксировалось сильное торошение и подвижка ледовых полей с высотой торосов до 3 метров, что чрезвычайно затрудняло работу ледоколов. В этих суровых условиях ледоколом «Капитан Демидов» было проведено 159 судов торгового флота.

Капитан ледокола Владимир Геннадьевич Лаврешин на «Капитане Демидове» с 1998 года, в этом году ему предстоит юбилейная – 15-я – ледовая навигация. Несмотря на рождение в Узбекистане, в Фергане, далеко от морских просторов, Лаврешина море влекло с детства. «Мечтал быть именно капитаном!» — признается Владимир Геннадьевич. Поэтому и приехал в 1985 году в Ростов-на-Дону и поступил в СПТУ № 14 речного флота. Потом Владимир Лаврешин отслужил в армии и окончил Ростовское речное училище (ныне Ростовский филиал МГАВТ). После выпуска пришел работать вторым штурманом в Волго-Донское речное пароходство, на Аксайскую РЭБ флота. «Работал на местном флоте, маленьких толкачах, небольших танкерах, - вспоминает Владимир Геннадьевич. - Вырос до капитана». Но в тяжелые 90-е годы речной флот стал, работы не было. Тогда В. Лаврешину предложили прийти на ледокол третьим штурманом. Пришлось заново проходить все ступеньки карьерного роста. «В 1998 году началась моя первая навигация на «Капитане Демидове», и здесь я работаю по сегодняшний день», — с теплотой говорит Владимир Лаврешин.

Зимой в экипаже ледокола работают 24 человека: шесть штурманов, четыре механика, четыре электромеханика, боцман, два матроса первого класса, шесть мотористов-матросов и повар. В межнавигационный период для обеспечения безопасного отстоя ледокола экипаж несет вахту по шесть человек. Остальные моряки находятся в отпусках и отгулах.

Экипаж ледокола давно сформирован и меняется мало. «Командный состав работает более 10 лет на ледоколе. Все друг друга знаем хорошо, уже как одна семья, - говорит капитан. – Командой я доволен. Все ответственные, понимают свою работу, знают свои обязанности, помнят о большой ответственности. Когда приходят молодые кадры, их обучаем, помогаем, подсказываем».

Прошлую зиму экипаж вообще вспоминает очень эмоционально. «Зима была экстремальная, — говорит капитан. — Это была моя 14-я ледовая навигация. За эти 14 лет я впервые увидел такие льды. Вокруг сплошные торосы по три метра высотой!».

Ледокол «Капитан Демидов» работал на участке от Таганрогского залива на севере до Керченского пролива на юге. «Не узнавали родное Азовское море. Некоторые моряки на судах в караванах имели опыт работы в северных морях и говорили, что наше южное Азовское море было похоже на северное Белое море в декабре!» - рассказывает команда ледокола. Постоянная подвижка ледовых полей, дрейф льда со скоростью до двух узлов, ураганный северо-восточный ветер до 32 м/с, ледовые поля наползают друг на друга и образуются торосы по три метра… «Если есть возможность обойти торосы, мы, конечно, пытаемся это сделать. Но иногда подходишь – там просто сплошной забор стоит. Так было в районе Арабатской стрелки, где застряли семь судов. Мы работали в паре с «Капитаном Чудиновым». Видим судно, до него около мили, а подойти не можем, перемычка эта просто непробиваемая», - вспоминает Владимир Лаврешин. Пришлось ждать хорошей погоды, спустя две недели вернулись обратно, лед был уже не такой, тогда четырьмя ледоколами вытащили суда оттуда.

Решения основываются на рекомендациях капитана ледокола. Все капитаны ледоколов являются членами ледовых штабов. Основной груз ответственности на капитане, поэтому все решения принимаются по согласованию с ним. Штабом было рекомендовано, чтобы ледоколы работали в паре, потому что бывало и такое, что один ледокол обкалывал другой.

Особого внимания заслуживает история оказания помощи украинскому судну «Орель-1» ледоколом «Капитан Демидов». 12 февраля 2012 года при ледовой проводке украинским ледоколом «Капитан Белоусов» теплохода «Орель-1», сухогруз получил повреждения корпуса, вызвавшие водотечность трех балластных танков левого борта. В результате поступления воды в балластные танки «Орель-1» приобрел крен на левый борт 5 градусов. Для обеспечения дежурства у терпящего бедствие судна и спасения в случае необходимости экипажа рядом с ним находились украинские суда «Капитан Белоусов» и морской буксир «Портовик».

Соотношение габаритов «Капитана Белоусова» (это большой, мощный ледокол) и т/х «Орель-1» не позволяло ледоколу подойти и взять судно на буксир. «Мы временно передали судну свой аварийный погружной насос, чтобы он откачивал воду из балластных танков, но это мало помогало, крен продолжал увеличиваться, – вспоминает Владимир Лаврешин. – Тогда было принято решение брать его на буксир. Операция проводилась совместно с ледоколом «Капитан Белоусов»: он пробивал канал, а мы шли сзади с минимальной скоростью, порядка 1 узла. Экипаж т/х «Орель-1» почти весь сошел на вспомогательный буксир «Портовик», который шел замыкающим».

Администрация морского порта Керчь запретила вход в порт аварийному судну из-за опасения его затопления на Керчь-Еникальском канале, что могло бы осложнить судоходство по каналу и нарушить работу глубоководных портов Украины на неопределенное время. Ледокол «Капитан Демидов» под командованием Владимира Лаврешина, осознавая всю меру ответственности за свои действия и риск, взял аварийный теплоход на короткий буксир и при увеличивающемся крене судна до 9 градусов и фактическом заливании главной палубы привел судно в порт Кавказ.

Так грамотное, своевременное решение, принятое капитаном Владимиром Лаврешиным, и умелые, квалифицированные действия экипажа спасли судно «Орель-1» от затопления.

Действия капитана были высоко оценены руководством страны и отрасли.